mon_montblanc (mon_montblanc) wrote,
mon_montblanc
mon_montblanc

Кадыров спас Телеграмм

А.Нарышкин
― Если я вас правильно понял, вы, действительно, верите, что Кадыров мог как пользователь Телеграма с недавних пор каким-то образом повлиять… разрядить эту ситуацию?

С.Белковский
― Мог. Я не то чтобы верю в эту. Я это предполагаю, как один из возможных сценариев. Ведь как всё происходило? Сначала мы услышали из уст Александра Жарова, руководителя Роскомнадзора, что Телеграм должен немедленно сдать кодировки и все прочее, иначе его закроют на днях. С каждым днем все нарастало давление на Телеграм…

А.Нарышкин
― Уже все простились фактически.

С.Белковский
― Да, уже многие считали, что всё, всему конец. Вдруг неожиданно вчера Александр Жаров заявляет, что дайте только вот ничтожную сумму данных, о том, где зарегистрирован типа Телеграм, на что Павел Дуров снисходительно и даже покровительственно: «Возьмите сами: все эти данные есть в открытых источниках». И конфликт исчерпан.

Телеграмом пользуются 6 миллионов россиян. Это 6% от глобального числа пользователей Телеграмом, составляющего 100 миллионов. Поэтому 25% миллионов примерно пользуются им в Иране. Это самый популярный мессенджер в Иране, поскольку все мессенджеры, формально связанные с США, там запрещены. И методом исключения используется Телеграм.

Конечно, многие представители российских элит, в том числе влиятельные люди весьма, привыкли к Телеграму и не хотели бы его отмены. Но единственный человек, который публично вступился за Телеграм, был Рамзан Ахматович Кадыров.

А.Нарышкин
― Ему зачем это?

С.Белковский― …Который на прошлой неделе даже пригласил Александра Жарова и Павла Дурова в Грозный для переговоров о примирении.
А.Нарышкин
― Площадку, условно, предоставить…

С.Белковский
― И я думаю, что одного звонка Рамзана Ахматовича Кадырова было вполне достаточно, чтобы решить эту проблему, несмотря на нагнетание, в том числе, силами ФСБ о том, что террористы в Санкт-Петербурге использовали Телеграм для обмена информацией.

А.Нарышкин
― Станислав, а кому звонить-то надо?

С.Белковский
― Путину Владимиру Владимировичу.

А.Нарышкин
― Прям Путину? По поводу Телеграма? Ну это же мелочь!

С.Белковский
― Для Рамзана Ахматовича это не мелочь. Он привык к определенному бытовому комфорту. В одном углу его мира – Филипп Киркоров, в другом – Николай Басков, в третьем – Тимоти, а в четвертом – Телеграм. И зачем ему выходить из этой теплой ванны, когда легче позвонить Владимиру Владимировичу Путину и урегулировать этот вопрос?

А.Нарышкин
― Как вы себе представляете этот разговор?

С.Белковский
― Я себе никак его не представляю, поскольку у мне недостаточно богатое воображение.

А.Нарышкин
― Может быть, он в Телеграме написал?

С.Белковский
― Нет, Путин же не пользуется Телеграмом. Поэтому написать в Телеграме это было невозможно. Но я считаю, что его лоббистского ресурса достаточно было, чтобы разрулить этот вопрос. Извините за пошлый глагол «разрулит», который я сам не люблю, но иногда он проскальзывает как у человека, который долго варится в этом околополитическом соку.

Я считаю, что Рамзан Ахматович, в общем, на сегодня сделал большой вклад в свободу слова в Российской Федерации, и, может быть, его ожидает премия Гавела. Как вы думаете? Надо с Гарри Кимовичем Каспаровым поговорить, который занимается этим вопросом. Тем более, что такие брутальные персонажи и борцы за свободу, как Петр Павленский ее уже получали и тут же отдали денежный приз «приморским партизанам». Мне кажется, следующий – Рамзан Ахматович как лауреат премии Гавела был бы прекрасен.

А.Нарышкин
― Остается гадать, кому отдаст премию Кадыров, если получит премию.

С.Белковский
― Видимо, ему отдать это сегодняшним осу̀жденным – не побоюсь этого ударения на втором слоге – по делу Немцова, поскольку он же не признает их вины, он считает их невинно пострадавшими. Более того, как мне кажется, ангажировал определенных либералов, не будем называть их по именам, поскольку в аудитории «Эха Москвы» они хорошо известны.

А.Нарышкин
― Не, назовите!.. Я честно, я нить потерял…

С.Белковский
― Ну, например, Андрей Николаевич Илларионов, так сказать. И некоторые, которые постоянно объясняют, что, конечно, на скамье подсудимых сегодня были невиновные, а, на самом деле, за всем этим стоят российские спецслужбы, которые перевели стрелки на несчастный, угнетенный, маленький, но гордый чеченский народ.

Я согласен, что сегодня на скамье подсудимых и даже рядом с ней не было заказчиков преступления, но на счет исполнителей я бы не стал ставить под сомнение версию следствия. Хотя я всегда говорил, что я не судья, поэтому никого не сужу, и не прокурор, поэтому я никого не обвиняю. Но анализ всех данных из открытых источников все-таки свидетельствует в пользу того, что вердикт присяжных был справедлив, ну, естественно, с оговоркой, что пострадали только вершки, но не корешки в этой истории, и не корефаны.

А.Нарышкин
― Про Телеграм. Выгода для самого Кадырова? Ну, хорошо, вы его похвалили. Наверное, мы – хотим этого или нет – те, кто пользуется Телеграмом, они должны сказать теперь Рамзану Ахматовичу спасибо. То есть дал Павлу Дурову время, чтобы он разработал какие-то новые способы обхода блокировок…

С.Белковский
― Конечно. Они не пишут статей и не шлют телеграм», как сказал Борис Борисович Гребенщиков.

А.Нарышкин
― В чем выгода Кадырова? Для чего он это делает?

С.Белковский
― Мы с вами уже говорили. А завтра если, вы думаете, задержат фильм про Киркорова, он будет ли впрягаться за друга? Конечно. А почему? Ну, ему нужен Телеграм. А он если не первый человек, как говорят в Одессе, то и не второй. Ну, если можно убить Немцова и ничего после этого не происходит, что, нельзя восстановить несчастный Телеграм?

А.Нарышкин
― Что еще может Кадыров сделать?

С.Белковский
― Всё.

А.Нарышкин
― Ну, как всё? Президентом же не может стать.

С.Белковский
― Российской Федерации? Нет, потому что ему это не нужно. Естественно, русский народ не проголосует за Рамзана Ахматовича Кадырова в качестве президента. Все-таки президентом должен быть русский человек хотя бы номинально, но не декларировано нерусский, с фамилией на –ов, -ев… С фамилией на –ов это условие выполняется, но президентом России, конечно, не может быть ярко выраженный чеченец или еврей или удмурт. Это должен быть номинально русский человек, хотя будь он хоть трижды чеченцем удмуртом и евреем одновременно на самом деле, где-то в глубине своей генетической души.

Но ему не нужен контроль над Россией. Россия нужна ему как дойная корова, как источник средств. Зачем ему брать ответственность за гигантскую, трудно управляемую территорию, от которой неизвестно, что ожидать.

А.Нарышкин
― Когда вы говорите, что Россия для Кадырова – это дойная корова, вы только про деньги или еще какие-то могут быть плюсы?

С.Белковский
― Плюсы еще состоят в том, что он имеет ярлык на правление в Чечне от Кремля. И для чеченского социума это очень важно. То есть здесь Владимир Путин во многом гарантирует безопасность Рамзана Кадырова, у которого, как мы понимаем, в Чечне немало противников.

А.Нарышкин
― То есть у Кадырова авторитет, который подтвержден, верифицирован Кремлем?

С.Белковский
― Ну, у него собственный авторитет, достигнутый за счет его жесткости и при проведении силовых операций против его противником. Но, конечно, во многом это обусловлено Кремлем, что Кремль дал ему возможность править Чечней по принципу «Что хочу, то и ворочу», и не только Чечней, но и пустил его в большой федеральный бизнес, где Рамзан Ахматович со своими партнерами давно уже находится.
http://echo.msk.ru/programs/personalno/2008752-echo/

Tags: Белковский
Subscribe

Posts from This Journal “Белковский” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments